My Little Sonshine

Скажи, что ты смотришь, и я скажу тебе, кто ты

November 30th, 2007

Мы начали показывать Мише мультики, когда ему было полгодика. Сначала это были детские диски «Беби Энштейн», которые специально созданы для детей такого возраста. Там все движется с маленькой скоростью, чтобы не вызывать переутомление ребенка. Под классическую музыку Баха, Бетховена, Моцарта плавно движется по воде уточка или летит звездочка, крутятся яркие игрушки.

Некоторые считают, что смотреть телевизор детям в возрасте до 3 лет очень вредно, что дети становятся гиперактивными, не могут сфокусировать внимание на одном предмете в течение длительного времени и вообще потом отстают в развитии, дольше не разговаривают и меньше знают, – короче, растут дебилами и бандитами. Как всегда, у меня на все свое мнение, пусть мне машут статистическими показателями, утверждая, что все это во вред, я выбираю свою точку зрения.
Если ребенок смотрит все подряд, включая боевики, стрелялки и рекламу, то безусловно, это не к чему хорошему не приведет. Это и взрослому ничего не дает, поэтому у нас дома нет телевизора.

Но если изредка смотреть специально адаптированные под возраст и способности ребенка видео, то он быстрее начнет познавать, что такое дождик, водичка, солнышко, кто такие коровка и собачка, а если это еще и на фоне классики, так еще и будет укрепляться нервная система ребенка.

Сначала мы показывали такое видео раз в неделю по 5-10 мин. Потом, через несколько месяцев, – раз в 3-4 дня, по 15-20 мин. Теперь Мишка смотрит настоящие детские русские мультики 3-4 раза в неделю по 3-45 мин. Я скажу, что от этого есть только одни плюсы. Начиная с того, что он стал более усидчивым, он стал знать героев мультфильмов и даже стал подпевать песенки. К тому же, теперь есть нечто, чем он дорожит и когда он не слушает папу с мамой, то, конечно, вместо порки, лучше просто запретить смотреть его любимых героев.

Средство от склероза.

November 29th, 2007

Вчера вечером пришла уставшая, села поиграть с Мишкой. Он заинтересовался своими детскими стульчиками, стал их ставить в ряд, как лавочку. Я невзначай, сказала, что на одном стульчике нарисован синий вагончик – Томас, а на другом зеленый Перси.

Потом стала усаживать плюшевых мишек рядом с сыном. Затем мы играли в другие игры, отвлекались на горшок, книжки и еду. Каково же было мое изумление, когда спустя полчаса, Мишка подошел к стульчику и сказал Томас и Перси. Я взвизгнула от восторга. Я сама уже забыла, как называется один из них и только потому, что на стуле написано, прочитала снова. Но Мишка же не может читать и ему никто не повторял этого больше! Я стала радоваться и хвалить его. Он заулыбался, довольный слоненок и начал называть то один стул, то другой.

Потом я сказала, что у него свитер, зеленый, как Перси, а носки, как Томас синие, что ему тоже понравилось и он начал называть в комнате предметы поочередно то Томас, то Перси, в зависимости от цвета. Вот было радости.
Так можно скоро повыкидывать все телефонные справочники и записные книжки, когда в доме такой компьютер растет!

Юный эквилибрист

November 27th, 2007

Мишка уже прекрасно умеет держать равновесие. Он его тренерует на папе, когда папа лежит на полу и иногда читает газету, то Мишик взбирается ему на спину и начинает на ней стоять, сначала на полусогнутых ногах, расставив руки в стороны, потом выпрямляя ноги.

Затем папа усложняет задачу и начинает раскачиваться, как бы поворачиваться в пояснице. Я наблюдаю и не могу сдержать смех. Мишка сам смеется и начинает следить за моей реакцией, в тот момент когда он отвлекается, равновесие теряется и он падает на пол или спрыгивает, как лихой наездник.

Я смотрю на стопы его ножек и удивляюсь, какие они подвижные, следят за любым малейшим изменением опоры. Наверное, когда он подрастет, он с легкостью будет покорять горные спуски на сноуборде. Я уже наблюдала картину, как учили кататься малышей 3 лет. Они, как бравые пингвинчики, лихо следовали за инструктором, парнем лет 12. Без палок, с трамплинов, это просто чудо. Такие яркие живые комочки. Какое счастье быть таким маленьким.

О непослушании

November 26th, 2007

После Мишиных вспышек агрессии, я стала волноваться, пройдет ли, не станет ли частью его характера, а вдруг он будет очень трудным ребенком.

Я стала читать на эту тему, говорить с людьми, оказывается, это нормальное явление, его еще часто называют «The terrible 2», когда малыши начинают впервые отделять себя от мамы и чувствовать свое собственное «Я». И тут в зависимости от настойчивости, упрямства и изобретательности, оно может проявляться в разной форме, начиная с простого отказа выполнить просьбу взрослого и заканчивая агрессивным поведением, избиением кота или синяками на других детях.

Я начала экспериментировать и наказывать Мишку не побоями, а отказом от игр, сказок, просмотра мультиков. Я пробовала закрыть его в комнате и не выпускать оттуда, я говорила, что он какой-то другой мальчик, что у мамы и папы был другой, хороший и послушный, на что Мишка реагировал криком и слезами. После последнего раза, когда он отказался сложить конструктор, который он в ярости раскидал, я ему сказала, что я соберу конструктор и он его больше не получит. Этим все и закончилось. Он за мной ходил по пятам, просил его обратно, но я положила его на верхнюю полку в шкаф, чтобы он не достал и сказала, что если он и дальше не будет убирать, то я и другие тоже заберу. А вообще стали помогать отвлекающие маневры, маленькие хитрости.

Если ребенок отказывается мыть руки, то я не прошу его второй раз, я просто даю ему выбор, как он хочет, помыть сам или чтобы мама ему помыла. Или если, например он отказывается одевать штанишки. Я не настаиваю, говорю, что очень холодно, но если ты так хочешь, то ходи так. Но через 10 мин предлагаю пойти покушать и говорю, что надо бы одеться, тогда он забывает, что не хотел одеваться.

Наше главное Я в семье

November 23rd, 2007

Наша жизнь сейчас проходит на фоне Мишиного внутреннего становления своего «Я». Слава Богу в садике он больше никого не бил и даже вспышки агрессии стали появляться все реже.

Зато самое популярное сейчас слово у Миши – «Я». О чем бы не шла речь, кого бы я в доме не спросила, что он хочет на ужин, тут же раздается Мишино Я. Кто это нарисован на картинке – «Я», этому мальчику подарили мяч, – «Я», это спортсмен, он катается на лыжах – «Я», мы собираемся в гости – «Я»…..и так в каждом рисунке – солнце.

Я стараюсь этому не сопротивляться, соглашаюсь, хвалю его и глажу по голове. Все же он такой забавный, он конечно же, живет в этом мире один и мы все вокруг него вращаемся. Пусть это ощущение у него продлится, ведь дальше ему придется делить родительскую любовь уже с братиком или сестричкой.

О детской агрессии

November 22nd, 2007

Вчера у нас опять был вечер воспитания. Вечер очень хорошо начался, когда я забирала Мишку из садика, воспитательница сказала, что он себя вел хорошо. Я стала Мишу хвалить и по дороге домой, мы пели в машине песенки и рассказывали стишки, вернее я рассказывала, а Мишик иногда вставлял слова.
Но дома в нем опять стали просыпаться демоны, он раскидал все кубики и ни в какую не соглашался их сложить обратно в коробку. Я стала уговаривать, говорить, что мы собрались ехать в магазин и что чем быстрее он сложит, тем быстрее мы поедем. Все без результатно.

Я подошла и стала Мишиными руками пытаться взять кубик и положить его в коробку. Когда-то это способ нам помогал, но сейчас уровень самоотверженности за свою независимость несколько возрос и Миша стал сжимать руки в кулачки и вырываться. Мне пришлось с ним немного побороться, а потом поставить его в угол. Он стал плакать и говорить «Неть» в отрицание своей вины и плохого поведения. Через какое-то время мне стало его жаль и я наверное немного изменила тон голоса, что он внезапно стал мне улыбаться. Я повела его к кубикам, Миша очень медленно положил несколько из них на место. Потом внезапно стукнул по коробке и все высыпал снова. У меня стали сдавать нервы и я начала злиться. Опять угол, опять слезы и опять «неть!».

Потом за воспитательный процесс взялся папа и стал разговаривать с сыном, заставляя его оставаться в углу. После дав ему возможность вернуться к уброке кубиков. Опять все повторилось. Миша упорно не соглашался сделать свое дело. Этот процесс занял час времени! Я просто не выдержала и ушла в другую комнату. Но через час все тех же воспитательных мер, ребенок наконец сдался и сделал все, о чем его просили.

На этом протесты за свою независимость не остановились. В магазине, в обувном отделе, мне необходимо было померять ботинки. Я села на скамейку и постаила коробку с обувью на пол. Миша, как только опустела коробка, снял свои ботинки и положил в коробку. Потом поставил коробку на полку и стал ходить по грязному полу в одних носках…. Мы оценили изобретательность ребенка, посмеялись и пошутили, я попросила Мишу одеть ботинки обратно. Он стал отказываться. Я настаивала, он кричал «Неть!». Я начала звереть. Стала кричать, потом начала сжимать его руки, чтобы он почувствовал боль. Он кричал, но отказывался, мало того выкидывал свою обувь со скамейки.В какой-то момент я почувствовала себя бессильной. Я сказала, что он наказан и что должен сидеть на лавке и что я ухожу.

Он снял еще свои носки, побросал все и пошел за мной босиком. Я вернула его на лавку, напомнив, что он наказан. Тогда он сел не попу и на ней стал перемещаться вслед за мной. Я не обращала на него внимания, но после 10-15 мин, после замечания продавщицы, я стала ему говорить, что он больше не мой сын, чтобы он шел искать новую маму, что мой сынок – добрый и послушный, а это какой-то чужой мальчик. Почему-то это как-то подействовало и он принес мне ботинки и согласился обуться. Я была опустошена его проделками и чувствовала, что я близка к нервному срыву. Уж так часто стало происходить его непослушание, агрессия и противоречия, что у меня стали опускаться руки.
Разве я о таком материнстве мечтала, чтобы чувствовать себя мегерой?